Сибирский DOOM

 ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЙ РЫНОК
Двое новосибирцев создали красивую 3D-игру о необъяснимой трагедии на перевале Дятлова — город стал центром игровой индустрии России
Команда новосибирских разработчиков закончила работу над первым этапом компьютерной игры по мотивам загадочной трагедии полувековой давности на перевале Дятлова. Студенты СГГА Илья Томилов и Владимир Мельников вложили в проект больше года своего времени и обошлись без привлечения инвесторов. В российской IT-среде Новосибирск давно завоевал репутацию обиталища компьютерных гениев и лучших игровых разработчиков. Сколько стоит выпустить успешную игру, как устроена новосибирская игровая индустрия, и что нужно знать, чтобы выпускать игры и не разориться, выяснил корреспондент НГС.Бизнес.

Двое студентов СГГА Илья Томилов и Владимир Мельников закончили работу над первой стадией компьютерной игры Dyatlov Story — детективной 3D-бродилки по документально восстановленной местности с элементами квеста, посвященной трагедии на перевале Дятлова.

«Делать Dyatlov Story мы начинали втроем на 1-м курсе, в ноябре 2012 года, но потом один из участников отсеялся, и нас осталось двое», — вспоминает второкурсник СГГА, идейный вдохновитель и сценарист проекта Илья Томилов. «Игра будет по принципу управления напоминать DOOM, — продолжает он. — Бродилка от первого лица по перевалу Дятлова, по военной базе, безо всякого оружия». Разработчики уточнили, что главный герой игры — сотрудник советских спецслужб, который был направлен на перевал сразу после пропажи группы туристов. По сценарию, он сначала попал в автоаварию, затем подвергся воздействию психотронного оружия, страдает частичной потерей памяти, головными болями и галлюцинациями. «Благодаря музыкальному и видеоряду игрок будет находиться в психологическом напряжении, ему нужно будет отличать реальный мир от фантазий, решать задачи, прятаться от военных и других персонажей», — добавил Илья Томилов.

По словам Томилова, основные инвестиции — 16 тыс. руб. — были сделаны в покупку собственного программного обеспечения. Ни зарплаты, ни других компенсаций за использование своих компьютеров разработчики не получают. «Пока все идет на энтузиазме, но мы уже близки к тому, чтобы начать активно искать инвестора», — добавляет Илья Томилов.

Для того чтобы закончить разработку игры в ближайший год, разработчикам нужно расширить команду на 5 человек и потратить на программное обеспечение еще около 200 тыс. руб. Потенциальная аудитория продукта — школьники, профессиональные геймеры и видеоблогеры. Продавать программу для платформ Windows и Linux Томилов планирует через магазин приложений Steam. «Думаю, было бы оптимально поставить цену в 50 руб. за скачивание, чтобы не совсем бесплатно», — мечтает разработчик.

Главным недостатком проекта студентов СГГА участники рынка назвали отсутствие мобильных платформ и занижение бюджетов. «Будущее за мультиплатформенными играми, которые одновременно выходят на смартфонах, планшетах, консолях и компьютерах», — говорит Ирина Травина. С ней соглашаются в Alawar и мелких компаниях-разработчиках. Илья Томилов не спорит с экспертами: выпуск мобильной версии увеличит срок разработки на полгода, а объем инвестиций — на 50 тыс. руб., подсчитал он.

«Каждый конкретный проект нужно считать предметно, — рассуждает руководитель отдела продюсирования premium-игр Alawar Евгений Систер. — Но если говорить в среднем, то себестоимость производства нашего продукта для нашей аудитории, а она отличается от аудитории игры от студентов, колеблется от 80 тыс. до 170 тыс. долл. Это только затраты на разработку, без затрат самого издательства».

Настрой новосибирских студентов позабавил руководителя новосибирской студии Grizzly Jr. Александра Морозова, чья команда сумела создать игру недели для устройств Apple — Robber Rabbits. «Я не знаю случаев, когда игры, которые делаются на чистом энтузиазме, выстреливали бы, — признался эксперт. — Наши приложения мы изначально делали под издателей и смогли на этом неплохо заработать». Участники рынка объясняют, что к потенциальному инвестору разработчики игр обычно приходят с прототипом игры и запросом на конкретный объем инвестиций.

«Мы пришли к Alawar с проектом, в который вложили 1,5 млн руб. за 68 месяцев и попросили 20 тыс. долл. на зарплаты, офис и аутсорсинговые заказы, они сказали, мол, нет, ребята, 20 — это мало, вам надо 40, мы согласились, они оказались правы», — вспоминает г-н Морозов.

В результате Grizzly Jr. выпустил одну из самых популярных мобильных игр в истории новосибирских разработок. Сколько заработали Alawar и компания Морозова на этой сделке — неизвестно, но основатель Grizzly уверяет, что инвестиции «Алавара» окупились несколько раз, а окупаемость таких инвестиций — это минимум 30 % дохода от продаж приложения.

История с Grizzly Jr. — одна из многих подобных в Новосибирске. Крупные новосибирские игровые разработчики — это также Elefun Games, GO!games, Social Quantum и WhaleBox. Все они мирно уживаются на мировом рынке мобильных приложений, объем которого превысил 10 млрд долл. «Новосибирск — это такое гнездо разработчиков, создателей игр, — говорит председатель совета директоров «СибАкадемСофт» Ирина Травина. — Все началось с нашей разработки — игры «Дальнобойщики», затем появился Alawar, который работает с создателями мобильных приложений, сейчас в городе десятки стартапов, которые создают игры, — Grizzly Jr., «СК-Нск», их много, успешных и интересных».

С коллегой соглашаются в компании Alawar, добавляя, что Илья и Владимир немного опоздали на поезд инвестиций от крупных издателей. «Такая схема, когда издатели раздавали деньги мелким производителям, уже практически не действует, — подчеркнули в пресс-службе Alawar. — Зачем платить за одну идею, если можно взять талантливого человека на работу?».

Евгений Систер уверен, что в Новосибирске уже сложилась определенная «традиция» игровой разработки: новосибирские студии выпускают игры, используя преимущества дешевой аренды офисов, невысоких зарплат и достатка умных кадров.


Кирилл Маковеев
Стоп-кадр из игры DOOM (1), предоставлено Ильей Томиловым (2)

Прочтений: 21 152

Читайте также