Взялись за голову (фоторепортаж)

Супруги из Сибири делают головные уборы, которые носят по всему миру, — они приносят тысячи долларов

Денис Гуляев
Денис Гуляев

Человек в шляпе для Новосибирска пока ещё редкость, особенно если это шляпа в форме Бруклинского моста или Медузы Горгоны. Для Дениса и Светланы Гуляевых красивые и странные головные уборы стали делом жизни — хотя ещё 10 лет назад они работали в офисе и не представляли себя дизайнерами. Теперь их шляпы продаются по всему миру — от Нью-Йорка до Гонконга, — и недёшево. Супруги рассказали НГС.БИЗНЕС, как решились на рискованное для Сибири дело, почему не хотят вязать шапки и кто носит их шляпы.

Офис Дениса и Светланы Гуляевых в бизнес-центре на Красном проспекте похож на маленький музей, и на первый взгляд кажется, что на коробках — скульптуры из модных арт-галерей. Но это шляпы — классические элегантные, однотонные, пёстрые, из страусиных или выкрашенных в синий гусиных перьев, в форме головы Медузы Горгоны или громоздкого моста.


Супруги вместе уже 17 лет — а бизнес организовали в 2012 году. До этого Денис работал бухгалтером, а Светлана — в сфере оптовых продаж. «Никто не рассчитывал вообще этим заниматься. Просто в какой-то момент понимаешь, что то, чем ты занимаешься, — совершенно неинтересно, и дальше этим заниматься не хочется. Проблема в том, что когда ты в одной специальности достигаешь определённого уровня, стабильности и профессионализма, то что-то менять кардинально и уходить вообще в другую сферу деятельности очень сложно», — вспоминает Денис. 


Светлана и Денис вместе уже 17 лет
Светлана и Денис вместе уже 17 лет


Всё началось с декрета Светланы, когда у неё появилось больше свободного времени. Она пошла на курсы по батику и валянию шерсти — это заинтересовало и Дениса. Муж тоже включился в творческий процесс, и в итоге шляпы стали подписывать именем Дениса Гуляева — по словам Светланы, он и делает всю основную работу. 


Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)
Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)


«Денис очень хорошо рисует, но ему с детства говорили: "Художник — что это за профессия, на неё же не прокормишь семью!". Мы дети определённых родителей, и все через это прошли», — пожала плечами Светлана. В компании Дениса же началась реструктуризация — и вместо того, чтобы искать другое место работы по профессии, он уволился. Зато образование и опыт работы помогли им оформить ИП и уладить все вопросы с документами. 


Вскоре Гуляевы стали искать, где дальше учиться, — и нашли курс по созданию головных уборов в Новосибирском технологическом институте.


По словам дизайнеров, каждая шляпа рассказывает историю. Например, шляпа на первом фото показывает предрассветное море. Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)
По словам дизайнеров, каждая шляпа рассказывает историю. Например, шляпа на первом фото показывает предрассветное море. Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)


А когда дочери исполнилось три года — собрались всей семьёй в Нью-Йорк на два месяца на обучение к известному шляпному мастеру Anya Caliendo. «Тогда случился переворот в сознании — когда ты видишь совершенно другой уровень мастерства. Условно — это как в переходе метро посмотреть картины, а потом приехать в Эрмитаж, тебя просто накрывает с головой», — говорят новосибирские дизайнеры. 


Женщины заказывают диковинные головные уборы, а мужчины чаще предпочитают классические модели. Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)
Женщины заказывают диковинные головные уборы, а мужчины чаще предпочитают классические модели. Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)


Они признаются, что первые два года было особенно страшно: поскольку начинали новое дело не только для себя, но и для родного города. И сначала заказов из Новосибирска почти не было — шляпы в основном приобретали москвичи и петербуржцы. Сейчас головные уборы покупают жители по всей России, из США, Китая, Англии и других стран.


Шляпу с первого фото Гуляевы сделали дочери на выпускной в детском саду — это фантазия на тему мира «Алисы в стране чудес». Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)
Шляпу с первого фото Гуляевы сделали дочери на выпускной в детском саду — это фантазия на тему мира «Алисы в стране чудес». Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)


«Вот начинаются разговоры: "Как я в этом поеду в метро?" (показывает на шляпу с орхидеями. — М.М.). А эта вещь не для метро. Вы же не ездите в общественном транспорте в свадебном платье, в смокинге. Есть повод, есть мероприятие, есть разная работа в конце концов. От повседневных уборов мы никуда не ушли — это то, на чём и зарабатываются деньги. Такие вещи, как для коллекции, делаются больше для Москвы и заграницы. Там просто больше мероприятий, больше возможностей, куда это всё надеть», — пояснила Светлана Гуляева. 


Фото Александра Ощепкова (2), предоставлено Денисом Гуляевым (1)
Фото Александра Ощепкова (2), предоставлено Денисом Гуляевым (1)


Покупатели необычных шляп Гуляевых — в основном женщины разного достатка и профессии. Среди постоянных заказчиц не только артистки и артисты (недавно одна из шляп уехала к танцовщице в Гонконг), но и библиотекарь, юрист и полицейская. Мужчины заказывают чаще классические фуражки, но, бывает, покупают и цилиндры. 


Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)
Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)


А вот шапки дизайнеры не делают — по словам Светланы, у них не было задачи охватить весь рынок головных уборов: «Шляпы мы делаем, а шапки покупаем, чтобы носить. Это необходимость — мы же в Сибири живём. Я же не буду ходить на каблуках, в капроновых колготках и шляпе в –30.

 

Ещё есть такая странная фраза: талантливый человек талантлив во всём. Да нифига. Я умею шить шляпы и умею шить только руками, другое шить не хочу».


Классическая шляпа — федора или фуражка — в магазине Гуляевых стоит 6–9 тысяч, широкополая — около 12 тысяч, а вещь из коллекции может стоить 40–45 тысяч рублей в зависимости от сложности исполнения. По словам Дениса, иногда значительную часть стоимости шляпы составляют материалы, но почти всегда дорого ценится именно ручной труд и идея.


Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)
Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)


«Каждая шляпа из коллекции имеет своё имя. И с каждой связаны определённые ассоциации, переживания, идеи, эмоции. Пишешь свою сказку через головной убор, можно сказать. Например, шляпа под названием "Чего хочет девушка". Это коробочка Tiffany. Или шляпа "Восход в океане". Здесь предрассветное море сиреневого оттенка, лёгкая дымка тумана и розовое солнце», — показывает Денис. 


На первом фото — коробочка Tiffany. Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)
На первом фото — коробочка Tiffany. Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)


Сюжет шляпы — рассвет на море
Сюжет шляпы — рассвет на море


В каждой коллекции (а они выходят раз в год) — по 15–20 шляп. За пять лет работы Гуляевы сделали сотни классических и диковинных шляп. Хотя некоторые до сих пор не проданы  — как шляпа в виде Бруклинского моста или змей на голове Медузы Горгоны. 


«Бруклинский мост мы не продаём — это наша память. Какие-то вещи более популярные в коллекции — что-то повторяем по несколько раз, что-то ждёт своего часа. 


Шляпа Медузы Горгоны — одна из самых дорогих в коллекции, она будет стоить покупателю не меньше 2 тысяч долларов. Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)
Шляпа Медузы Горгоны — одна из самых дорогих в коллекции, она будет стоить покупателю не меньше 2 тысяч долларов. Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)


"Медузу" мы делали месяц. Она самая дорогая — но это просто титанический труд. Меньше чем за 2 тысячи долларов — не отдадим. Но мы понимаем, что это вещь, которая в России вряд ли будет продана», — констатировали мастера. 


Они затруднились назвать сумму, которую удаётся заработать за год, поскольку часто вырученные деньги нужно тратить на материалы («За раз фетра на 50 тысяч»), партию шляпных коробок, винтажные вуали 1960-х из американского магазинчика или, к примеру, кристаллы Swarovski.


На первом фото шляпа в виде Бруклинского моста. Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)
На первом фото шляпа в виде Бруклинского моста. Фото Александра Ощепкова (1), предоставлено Денисом Гуляевым (2)


«Бывают месяцы, когда полная тишина — и ты живёшь на то, что заработал. Так бывает в январе, когда затишье. А есть месяцы, когда выходят коллекции — и ты сразу зарабатываешь очень много», — объяснили Денис и Светлана. Они всё ещё работают только вдвоём, без помощников, — по словам Гуляевых, хотят делать всё сами и «не превращать семейный бизнес в транснациональную корпорацию». 


Ранее НГС.БИЗНЕС собрал истории новосибирцев, которые научились хорошо зарабатывать на продаже за границу необычных товаров. Они рассказали, почему им платят сотни долларов за серьги в форме котов и носки c хипстерами

Подписывайтесь на наш Twitter и читайте главные новости Новосибирска всего в 140 символах.

Мария Морсина
Фото Александра Ощепкова, предоставлены Денисом Гуляевым

Читайте также