«Доходы населения снизятся на 30 %»

 ПЕРВЫЕ ЛИЦА
Глава сибирского ВТБ24 — о разорении заемщиков, повышении ставок по кредитам в одностороннем порядке и правильных словах Мао Цзэдуна
Прошедший год стал для банков годом потрясений. Помимо чистки, которую системно и методично проводил регулятор, банкам пришлось выстраивать свою деятельность в новых условиях. Сказался спад в экономике, кризис на денежном рынке, ограничение доступа к зарубежным финансовым рынкам, и главное — паника со стороны клиентов и вкладчиков банков. Глава местного филиала ВТБ24 Станислав Могильников на встрече с журналистами рассказал, почему новосибирцы плохо отдают долги, по каким ставкам банк готов кредитовать клиентов с улицы, и что ждет ипотечных заемщиков.

Справка: ВТБ24 — входит в группу ВТБ, специализируется на рознице. Акционеры: ВТБ (99,9 %). Финансовые показатели (РСБУ на 1 декабря 2014 года): капитал — 254,9 млрд руб., прибыль — 23,2 млрд руб. Могильников Станислав Александрович — вице-президент банка ВТБ24, управляющий Сибирским филиалом ВТБ24. Окончил Новосибирскую государственную академию экономики и управления (ранее — НИНХ, ныне — НГУЭУ) по специальности «Финансы и кредит» и Открытый Университет Великобритании по специальности «Менеджмент». В 2007–2011 годах работал в должностях управляющего филиалом банка ВТБ24 (ЗАО) в Красноярске и Барнауле. В 2009-м назначен вице-президентом банка ВТБ24.

2015 год начался в условиях экономической неопределенности. Вы с каким настроением начинаете работать?

По прогнозу ЦБ РФ, падение ВВП в следующем году составит 3 %, [реальные] доходы населения снизятся на 20–30 % из-за ослабления рубля и высокой инфляции. Банковская розница также существенно сократит свои темпы роста. Еще год-два нам придется прожить в ситуации политического давления и санкций со стороны США и ЕС. Объективно банки смогут рассчитывать только на внутренние ресурсы. Тем не менее банки подготовились к возможности подобных процессов и накопили запас прочности.

На ваш взгляд, что ждет рубль?

Ключевой фактор курсовой динамики рубля — цена на нефть, которая, увы, труднопредсказуема. В целом рубль выглядит недооцененным, но в краткосрочной перспективе он, при снижении нефти, может продолжить падение.

Как вы оцениваете ситуацию с кредитованием?

Основным трендом стало замедление темпов роста. Если говорить по нашему банку, то наибольшую положительную динамику показало ипотечное кредитование (150 % по сравнению с началом 2014 года), кредитование малого бизнеса (133 %), кредитные карты (122 %). Умеренную динамику показали кредиты наличными, отрицательную — автокредитование.

После повышения ключевой ставки ЦБ РФ банки подняли ставки по кредитам. Потребительские кредиты у вас на сколько подорожали?

На 4 % для клиентов корпоративного канала и на 5 % для открытого рынка. Сейчас наши ставки по кредитам находятся в диапазоне от 23 до 34,5 %, ставки по кредитным картам — от 22 до 28 %. По действующим кредитам банк условия не изменял.

Вы ожидаете резкого увеличения количества неплательщиков?

Нет, не ожидаю. Хотелось бы отметить, что новосибирцы — далеко не самые лучшие плательщики по кредитам, но это объясняется не особенностями нашего характера, а рынком. Новосибирск — технологический и финансовый центр Сибири, в частности, именно у нас сделаны многие банковские продукты ЦФТ, и ряд из них до сих пор опережает зарубежные аналоги. Для нас насыщенность и доступность финансовых услуг всегда была выше, чем в большинстве других городов. Неудивительно, что мы быстрее других набили свои портфели финансовых обязательств. Так что не стоит характеризовать нас как циничных неплательщиков, просто финансовая ноша новосибирцев тяжелее, чем у других.

На каких условиях вы сейчас выдаете ипотечные кредиты?

По единой ставке 15,9 %. Раньше у нас действовала шкала ставок в зависимости от финансового состояния клиента.

Ставка в 15,9 % для ипотечного кредита — это много или мало?

Много. Точка замерзания для ипотечного рынка — 14 % годовых. Высокие ставки по ипотеке на самом деле не нужны никому — ни банкам, ни заемщикам. Весь вопрос, когда реальность позволит нам выйти из этой зоны.

В каждом кредитном договоре банк априори закладывает возможность повышения ставок в одностороннем порядке. Этот пункт имеется и у вас. Вы воспользуетесь моментом?

Это миф, что банки могут в одностороннем порядке повышать ставки [по действующим кредитным договорам]. Вспомните прошлый кризис, разве было такое? Но если мы говорим о новых договорах — то ставки выше, это правда.

Что вам мешает повысить процент?

Казалось бы — щелк, и пересмотрели условия, так? Давайте представим это на практике. Только в одном городе у нас несколько тысяч ипотечных клиентов. Каждого из них необходимо пригласить и побеседовать. Клиент может прийти, а может и проигнорировать вашу просьбу, верно? Может поставить свою подпись под кредитным договором, а может и… не поставить. Плюс по каждому из договоров необходимо совершить разнообразные действия — с Росреестром и т.д., без этого сделка развалится. Себестоимость изменения условий по каждому из договоров очень высока. Допустим, вы проделали всю эту тяжелую работу и повысили ставки. Что происходит дальше?

Ваши доходы вырастут.

Первое, что вырастет, так это количество дефолтов. 10–15 % заемщиков окажутся неплатежеспособными. Получается, сначала вы понесли издержки на процедуру переоформления, а затем дефолты окончательно съедают всю маржинальность. Поэтому наша официальная позиция состоит в том, что ставки по действующим кредитным договорам мы не пересматриваем.

Кредиты на новостройки вы выдаете?

В кредитовании будущего жилья есть немало рисков, поэтому мы ужесточили свои требования. Объект должен быть готов не менее, чем на треть, размер первоначального взноса — от 30 %.

Строительная компания «Сибакадемстрой» сообщила о том, что на их стройки вы будете выдавать ипотечные кредиты на более комфортных условиях…

Это правда, такое соглашение с «Сибакадемстроем» у нас есть. Для ряда партнеров у нас действуют различные преференции. Вопрос в том, насколько доступны для рядовых клиентов ипотечные кредиты даже с учетом таких послаблений с нашей стороны.

По данным областного правительства, Сбербанку и ВТБ24 принадлежит около 70–80 % местного ипотечного рынка. На ваш взгляд, имеется ли возможность значительного снижения влияния крупнейших банков в этом сегменте?

Если говорить о моей личной позиции, то я согласен с Мао Цзэдуном — пусть расцветают тысячи цветов. Перед клиентом должны открываться самые широкие возможности для выбора. Отсутствие соревнования сужает маневр и если не деморализует, то значительно снижает мотивацию игроков. К сожалению, поддерживать такие долгосрочные программы, как ипотека, — довольно дорогое занятие: высокий порог входа на рынок, дорогое сопровождение. В Новосибирске системно этим занимаемся мы, а также Сбербанк, Газпромбанк.

Много ли у вас валютных ипотечных заемщиков?

Не более двух десятков на весь Новосибирск. А в таких валютах, как иены или франки, по моим данным, вообще ни одного нет. Конечно, определенный стресс такие клиенты испытали. Кто-то успел переоформить в рублях, многие продолжают исправно гасить кредит. Есть и те, у кого возникли затруднения.

Много ли корпоративных займов в валюте?

Вообще нет. Наш бизнес — умный, битый, хорошо понимает, что к чему.

Малый бизнес — готов занимать по новым, более высоким, ставкам?

По кредитам для МСБ у нас действует единая ставка — 19 %, что в нынешних условиях, считаю, довольно привлекательно. Малые предприятия кредитуются и довольно активно: на конец января у нас было выполнено уже более 90 % плана. Как правило, это краткосрочные займы на пополнение оборотных средств.


Яна Янушкевич
Фото РИА Новости, Максим Блинов (1), предоставлено пресс-службой ВТБ24 (2)

Прочтений: 60 796