Дело Голубева: 1,5 года с конфискацией

 ПЕРВЫЕ ЛИЦА
Новосибирский олигарх получил неожиданно мягкий приговор — эксперты объяснили, кто и когда сможет выкупить отобранный по суду нефтезавод
Бердский городской суд вынес мягкий приговор крупному местному бизнесмену Виктору Голубеву. По обвинению в незаконном предпринимательстве и хранении боеприпасов предприниматель получил всего 1,5 года колонии-поселения. Таким образом, на свободу он может выйти уже в марте этого года. Сейчас защита обвиняемого готовит апелляцию, а эксперты задаются вопросом — каким образом региональные власти могли годами не замечать действующий нефтеперерабатывающий завод.

Справка: Голубев Виктор Алексеевич — родился 9 мая 1957 года в городе Грозном. Имеет звание «Почетный строитель РФ» и награду «Орден Почета». Один из крупнейших предпринимателей Бердска, 100-тысячного города-спутника Новосибирска. Ему принадлежит около 50 фирм в жилищном строительстве, ресторанном бизнесе, сельском хозяйстве, и т.д. Благодаря Голубеву в Бердске появилось немало спортивных объектов, в том числе спорткомплекс «Кристалл». («СПАРК-Интерфакс», данные бердской администрации)

В понедельник, 16 февраля, адвокат братьев Голубевых Геннадий Шишебаров подаёт апелляцию на решение Бердского городского суда. Об этом юрист сообщил корреспонденту НГС.БИЗНЕС. Решение, которое оспаривает Шишебаров, было оглашено в четверг, 5 февраля. Бердский суд признал местных предпринимателей — бизнесмена Виктора Голубева, его младшего брата, директора НПЗ Владимира Голубева, а также технолога НПЗ Виктора Лукьяненко членами организованной преступной группы, «действовавшими в сговоре и с распределением ролей каждого для осуществления незаконной предпринимательской деятельности и извлечения доходов».

Незаконная предпринимательская деятельность выразилась в создании и эксплуатации с 2011 года нефтеперерабатывающего завода «Октан». Также Голубевых признали виновными в нарушении правил пожарной безопасности на НПЗ. Виктора Голубева осудили за незаконное хранение боеприпасов, которые были обнаружены в его жилище и приговорили к 1,5 годам в колонии-поселении.

Само предприятие, которое, по версии следствия, за 2 года работы принесло своему владельцу около 270 млн руб. доходов, конфисковали в пользу государства.

«Решение суда полно противоречий и нестыковок», — убежден Геннадий Шишебаров. По его мнению, суд так и не установил, кому именно принадлежит спорный НПЗ, а без этого конфискация имущества невозможна. Несостоятельно, по его мнению, и обвинение в нарушении правил лицензирования, ведь «лицензия выдается не на объект, а на осуществление определенного вида деятельности, и соответствующая лицензия у завода имелась». Те нарушения, которые были допущены на НПЗ, по словам адвоката, предполагают лишь административную ответственность.

Также нет оснований, по мнению Шишебарова, чтобы привлечь Лукьянова как пособника: «В УК РФ приведен исчерпывающий перечень деяний, на основании которых лицо можно признать «пособником», но в приговоре суда не приведено ни одного подобного действия, совершенного Лукьяновым». Юрист пояснил, что все эти моменты были изложены им в ходе прений, но судья не стала вносить изменений в приговор, поскольку «текст приговора был подготовлен судьей заранее».

Директор «Сибирской юридической компании» Сергей Карпекин назвал процесс над Голубевым «странным». Непонятно, рассуждает юрист, каким образом столь крупное предприятие, как нефтеперерабатывающий завод, смогло незаконно проработать в течение столь длительного времени.

«Бердск — не Чечня, где любой местный житель может на досуге врезаться в нефтепровод, а затем в кустарных условиях изготовить топливо», — замечает он. По его мнению, о существовании бердского НПЗ были прекрасно осведомлены все контролирующие органы — но ни у следствия, ни у суда не возникло вопросов к ним. Несмотря на серьезность обвинений, суд вынес Голубеву весьма мягкий приговор, подчеркивает юрист: «Создается впечатление, что процесс над Голубевым — показательный».

Непонятно, что ожидает конфискованный НПЗ. Поскольку завод — орудие преступления, он должен быть утилизирован, что довольно затратно, поясняет Карпекин. «Завод может быть передан на баланс Росимущества и в дальнейшем выставлен на торги. Тогда НПЗ может приобрести кто угодно — в том числе и сам Виктор Голубев», — отмечает юрист.

«Нефтеперерабатывающий завод — один из крупнейших активов Виктора Голубева, однако конфискация завода вовсе не означает краха его бизнес-карьеры», — считает один из предпринимателей Бердска, попросивший не указывать его имени. «У Голубева в городе остается еще немало активов, да и предпринимательской инициативы ему не занимать — возможно, уже скоро мы станем свидетелями его новых проектов», — предполагает собеседник. Но и без этого Голубеву есть что «порешать» в родном городе — в частности, до сих пор не ясна судьба участка на побережье Обского залива (участка, где депутат Илющенко планировал создание «сибирского Селигера» и для этого давал взятку тогдашнему мэру Илье Потапову. — Я.Я.).

Голубев — не единственный крупный бердский предприниматель, к которому есть вопросы у правоохранительных органов. Так, по данным бердского еженедельника «Курьер.Среда.Бердск», на днях сотрудники следственного комитета РФ провели обыски дома у Андрея Дремина,

сына крупного бердского предпринимателя Николая Дремина, а также в офисах ГК «Аста», которую они контролируют. По данным издания, обыски связаны с «возможными мошенническими действиями со стороны бизнесмена в сфере поставок стройматериалов на ФГУ Комбинат «Гигант» Росрезерва». Андрей Дремин, по данным следствия, в сговоре с руководством комбината якобы поставлял бетон по ценам, почти в 2 раза превышающим рыночные. Предварительная сумма ущерба — 10 млн руб.


Яна Янушкевич
Фото Анны Золотовой

Прочтений: 42 684