Сняли c языка

Новосибирцы бросились зарабатывать на желающих эмигрировать или продвинуться по службе — для бизнеса достаточно комнаты и умного сотрудника

Сняли c языка

​Новосибирск переживает расцвет образовательного бизнеса на иностранных языках. Если для многих видов бизнеса последние два года по известным причинам не были удачными, то школы иностранных языков за это время прибавили более чем на 40 %. Почему растет сегмент образовательных услуг, от которых, на первый взгляд, логично отказаться в кризис, а также сколько нужно иметь, чтобы войти в это дело, — в материале НГС.БИЗНЕС.

В Новосибирске растет число школ иностранных языков. По данным 2ГИС, за прошедший год число школ увеличилось на 12 %, с 241 до 271 штук, годом ранее рост составил и вовсе 30 %, с 184 до 241 штук.


Представители 4 новосибирских школ иностранных языков — «Юнисити», Speak out, Enjoy и Benedict School — признались, что действительно замечают усиление конкуренции. Директор Benedict School в Новосибирске (работает 20 лет) Светлана Шабалина связывает это с тем, что такой бизнес, с одной стороны, можно начать без больших вложений, а с другой — сейчас в Новосибирск активнее выходят сетевые федеральные и международные школы. В своей школе за последние 2 года она не заметила изменений в числе желающих обучаться, однако в целом отмечает, что с начала 2000-х идет их спад, связанный в том числе и с усилением конкуренции.


У владелицы языковой школы Speak out (работает второй год) Ирины Теркуловой свое объяснение: спрос именно на низкие цены, которые, как правило, и предлагают новые игроки. «Количество людей, которые хотят изучать иностранный язык, не изменилось, просто происходит перекос — люди уходят из более дорогих к тем, что дешевле», — замечает она. Эту тенденцию она подтверждает своим собственным примером: «Мы не даем абсолютно никакой рекламы, но мы находимся в здании с двумя другими школами (на Октябрьской, 42, «Интерлэнг» и «Кембридж». — Н.Г.), но цены там более высокие, поэтому клиенты, когда узнают это, то приходят к нам». В результате свой рост числа учеников на второй год работы она оценила в 20 %.


Ирина Теркулова говорит, что ее клиенты — это по-прежнему те, кто изучает иностранный язык для продвижения по работе или для работы в иностранной компании — или желающие эмигрировать.


Становится больше и дошкольников — сейчас английский начинается с первого класса, и дети должны быть к этому готовы заранее, иначе им очень сложно, говорит она. Идут и школьники, которым не хватает подготовки. А владелица школы Enjoy Юлиана Фишер заметила наплыв будущих выпускников, которые идут готовиться к ЕГЭ.


Светлана Шабалина уверяет, что популярность английского стабильна, а вот доля тех, кто желает изучать испанский, итальянский и французский, незначительна и в последнее время даже снижается. Новая тенденция в ее практике — это то, что английский сейчас идут изучать пожилые люди.


При этом расхожее мнение о популярности китайского языка на практике пока не подтверждается — ее школа до сих пор не может набрать группу для занятий, призналась Шабалина.


Рост цен на услуги представители этого бизнеса оценили примерно в 5 % в год.


Генеральный директор сети языковых клубов «Англичанка» Анна Голубева продает на сайте «Авито» франшизу своей языковой школы в Новосибирске. В коммерческом предложении указано, что стартовые инвестиции — 248 тыс. руб., срок окупаемости — 3 месяца, оборот — 300 тыс. в месяц, чистая прибыль — 180 тыс. руб.


Голубева говорит, что для открытия собственной небольшой школы понадобится кабинет 15–20 кв. м в хорошем проходном месте и хорошие преподаватели. Светлана Шабалина добавляет: несмотря на то что на первый взгляд кажется, будто преподавателей иностранного языка на кадровом рынке много, звезд и универсалов, которые могут работать и на взрослую, и на детскую аудитории, — единицы. «У всех ментальность советского образа — готовы как в обычной школе работать, а тут требования совершенно другие: ты должен быть и черлидером, и тимбилдером, и коучем, и психологом. Я в постоянном процессе интервьюирования преподавателей», — сетует она. По ее опыту, на поиск нужного человека может уйти и месяц, и полгода, а зарплата, на которую может претендовать подходящий по всем параметрам специалист, — 50 тыс. руб.


«В принципе, можно открыться, если у вас есть в районе 90–100 тыс., но лучше чуть больше, чтобы можно было бы сделать рекламу и более приветливый антураж», — говорит Анна Голубева, прогнозируя около 100 тыс. прибыли с одной точки. Целевая аудитория школы — это дети, а чтобы выйти на эти показатели, ежемесячно нужно обучать примерно 70 детей, для этого потребуется 2 преподавателя.


Концепция, ориентированная именно на детей, с ее слов, себя оправдала по нескольким причинам. «Дети более ответственные, более организованные и более предсказуемые по выручке в моем понимании, чем взрослые — мы то будем, то не будем, то нам надо, то не надо, а дети более однозначные», — делится наблюдениями она, отмечая к тому же, что на детях экономят в последнюю очередь. Спрос на детские языковые курсы, по словам Голубевой, в этом году уже вернулся к докризисным показателям. Еще один довод в пользу открываться именно в этом году — хороший выбор освободившихся помещений, которых раньше было не найти.


Светлана Шабалина в столь быструю окупаемость подобного франчайзингового проекта не верит и думает, что, скорее всего, потребуется больше времени, а на заявленные параметры можно и вообще не выйти — этот рынок слишком непредсказуем.



Настя Гринёва

Фото gpointstudio (Essentials/iStock)

Читайте также