Сибиряк бросил юридический бизнес, чтобы выращивать зелень посреди сугробов в –40 (фото)

Он воюет с тлей и слизнями и продает зелень в два раза дороже магазинов — и считает это делом жизни

Владелец юридической фирмы Анатолий Курушин устал от «бессмысленной работы» и построил в поселке Матвеевка теплицу. Здесь в большом павильоне из поликарбоната можно найти и привычные базилик с рукколой, и модные сейчас кейл с пак-чой. В отличие от современных теплиц, где используется гидропоника, вся зелень Курушина растет в настоящем грунте, откуда время от времени выползают то тля, то слизни. Корреспондент НГС.БИЗНЕС побывал на необычной ферме, чтобы узнать историю Курушина и попытаться понять, чем же зимний, но грунтовой салат отличается от салатов, которые можно купить в супермаркете.


Анатолий Курушин поставил год назад в своей теплице стеллажи. Это расширило площадь посевов, но и работы тоже добавило
Анатолий Курушин поставил год назад в своей теплице стеллажи. Это расширило площадь посевов, но и работы тоже добавило


Теплица «Живой зелени» установлена на приусадебном участке в доме на краю Матвеевки. Строение, облицованное поликарбонатом, конечно, в несколько раз выше обычных дачных теплиц, которые стоят на соседних участках, но в целом выглядит как их близкий родственник. Внутри рабочий беспорядок: лежат коробки с инструментами, мешки, не говоря уже, что под ногами — обычная земля, лишь чуть-чуть прикрытая соломой. И прямо из этой земли растут кусты кейла — эта разновидность не то капусты, не то салата в последнее время стала невероятно модной у поклонников здорового питания.


Теплица расположена на приусадебном участке частного дома в Матвеевке
Теплица расположена на приусадебном участке частного дома в Матвеевке


Теплица выглядит простой только со стороны. Чтобы почва не промерзала даже в морозы, ее поставили на специальном фундаменте, который не пускает холод внутрь. В результате даже в –40 салаты здесь растут прямо в грунте, как будто на улице лето. Размер тепличного павильона, правда, невелик, и в прошлом году в «Живой зелени» решили организовать так называемую вертикальную теплицу, построив стеллажи и расставив на них массивные ящики с землёй. Над ящиками протянуты специальные планки со светодиодами, которые заменяют затененным верхними ярусами растениям солнечные лучи. Получается почти настоящая грядка.


Растениеводством Анатолий занялся отчасти по необходимости. «Мы с семьей пошли нестандартными путями в смысле здоровья и питания. И столкнулись с тем, что 9 месяцев в году у нас нет, по сути, овощей и зелени нормального качества», — говорит он.


До «Живой зелени» Курушин был в юридическом бизнесе, и его компания работала по всей России. Но занятие это, по собственным его словам, приносило ему всё меньше удовлетворения.


Предмет особой гордости Курушина — базилик. Запах его действительно чувствуется, даже если просто внести растение в комнату
Предмет особой гордости Курушина — базилик. Запах его действительно чувствуется, даже если просто внести растение в комнату


«Мы работали со строительными фирмами, и там много бумажек, оформление которых стоит денег, но на качество строительства это не влияет, по сути, никак. И мне этим не хотелось дальше заниматься, потому что это какая-то бессмысленная деятельность, которая, кроме денег, ничего не приносит. А хотелось бы делать что-то по-настоящему полезное».


Близкий родственник свёклы — мангольд, у которого едят только листья
Близкий родственник свёклы — мангольд, у которого едят только листья


Идея Анатолия Курушина состоит в том, чтобы отработать технологию круглогодичного выращивания всего спектра свежих овощей и зелени именно в грунте. Это принципиально, поскольку к известной и активно применяющейся гидропонике он относится скептически.


«Там стараются растение изолировать от любых внешних воздействий. Чтобы ни бактерий, ни грибов, ни насекомых — ничего не было. Но для растений нормально существовать именно в такой биологически активной среде. Именно она и делает их такими, к каким привык человек за все тысячи лет его существования на Земле», — говорит создатель «Живой зелени».


Анатолий Курушин говорит, что при всех проблемах выращивание зелени приносит ему куда больше внутреннего удовлетворения
Анатолий Курушин говорит, что при всех проблемах выращивание зелени приносит ему куда больше внутреннего удовлетворения


То, чем занимается Курушин, в мире называется органическим земледелием. Занятие это хлопотное. Например, под Новый год на растения в теплице напала тля. Пришлось вытеснять её, запуская в почву специальный штамм бактерий, который заставляет этих вредителей болеть. Сейчас пошли слизни — они очень любят мясистые пак-чой (вид салата) и кейл. Для них пришлось заказывать специальное средство в Великобритании — ближе нигде не нашлось.


«У нас нет задачи убить вредителей совсем, это можно сделать только "химией". Достаточно просто контролировать их количество. Мы стараемся поддерживать микрофлору в почве, чтобы все микроорганизмы, которые там есть, работали там и давали растениям то, в чем они от природы нуждаются», — объясняет Курушин.


Капуста кейл, мода на которую пока опережает спрос
Капуста кейл, мода на которую пока опережает спрос


Смысл всех этих ухищрений (если отбросить разговоры о пользе для здоровья) состоит в том, чтобы круглый год иметь возможность получать салаты, ароматные травы и овощи такими же, какие они вырастают летом на огороде.


Зелень действительно пахнет куда интенсивней, чем то, что можно купить в супермаркете. Да и сами стебли мощнее, плотнее — как человек, дружащий с физкультурой.


Забота о микрофлоре обходится недешево: зелень Курушина стоит где-то в полтора раза дороже того, что могут предложить гипермаркеты и привычные поставщики.


Сиреневый цвет стеблей и листьев — от светодиодных ламп. Именно в таком спектре томаты растут лучше всего
Сиреневый цвет стеблей и листьев — от светодиодных ламп. Именно в таком спектре томаты растут лучше всего


100-граммовый пакетик рукколы здесь обойдется в 230 рублей, шпината — в 200 рублей, а за кейл и базилик в «Живой зелени» просят 250 рублей.


Продажи идут пока в основном через соцсети, у компании нет даже сайта. Теоретически подобный продукт мог быть интересен прежде всего рестораторам, где даже существенная разница в цене на какой-то ингредиент не сильно меняет цену блюда в целом, поскольку как минимум половина в нем — и так наценка ресторана.


Этот кейл вырос прямо в земле, несмотря на холода
Этот кейл вырос прямо в земле, несмотря на холода


Но наладить сотрудничество с общепитом пока не удалось. Ресторанам нужны регулярные поставки, а в органической теплице то тля, то слизни, то ещё какое-то неожиданное проявление биологического разнообразия, так бережно поддерживаемого на маленькой плантации. С магазинами — ещё сложнее. Мало того что супермаркетам сразу нужны крупные объемы, так в них органической зелени придётся конкурировать с той, что выращивается промышленным способом. Упаковка рукколы или смеси салатов весом 125 грамм сейчас в новосибирских супермаркетах может стоить 190 рублей. И это с учётом наценки сети. 


Импортные упакованные салаты, возможно, уступают по качеству, но они заметно дешевле 
Импортные упакованные салаты, возможно, уступают по качеству, но они заметно дешевле 


Проблемы есть и с вертикальной теплицей. Разместив ящики с растениями на стеллажах, хозяйство увеличило посадки почти вдвое, но теперь здесь всё нужно делать вручную, да ещё карабкаться на верхние ярусы по приставной лестнице. Никакой механизации тут не придумаешь.


Но Курушин не унывает. «Я от этой работы получаю куда больше внутреннего удовлетворения. Потому что вижу, что людям это нужно, и люди видят разницу. Я даже бизнесом это не называю. Для меня это просто дело, которым я хотел бы теперь заниматься», — говорит бывший юрист.

Стас Соколов
Фото автора

Читайте также