Наваляй мне купола  (фоторепортаж)

Ремесленник-самоучка из Академгородка возрождает умирающий народный промысел — он завел стадо баранов и продает обувь из шерсти по 3 тысячи за пару

Наваляй мне купола  (фоторепортаж)


В Новосибирске живет и делает валенки один из немногих российских пимокатов, Иван Лапин, смастеривший валенки для губернатора НСО Владимира Городецкого и депутата-олимпийца Александра Карелина. НГС.БИЗНЕС побывал на единственной крафтовой пимодельне в области и узнал у предпринимателя, почему непросто заработать на умирающем ремесле. 

Наваляй мне купола  (фоторепортаж)


Иван Лапин родился в новосибирском Академгородке и до кризиса 2008 года занимался торговлей — потом бизнес прогорел. 8 лет назад он сделал еще одну попытку — взялся торговать фабричными валенками на рынке в Бердске: «Там подошли бабушки и сказали, какие у меня нехорошие казенные валенки, не такие, как были у них в деревне — не "самокатные". Тогда я подумал, что привезу такие сюда, и буду торговать». Вскоре Лапин понял, что настоящие мастера не хотят реализовывать свои пимы через посредников. «Ты с утра приходишь [валять] и струйка пота от шеи в трусы льется, трусы становятся прозрачными через два месяца, потому что пот разъедает хлопок. Тебе никто не даст такие валенки, чтобы ты их перепродавал. Потому что жалко свой труд — ты иди их скатай сначала, потом уже будешь про оптовую цену и цену партии думать», — откровенен Лапин.


Наваляй мне купола  (фоторепортаж)


В итоге Лапин решил научиться делать валенки. К тому моменту он жил вместе с бабушкой на участке недалеко от Нижней Ельцовки — здесь сегодня и оборудована мастерская. «Когда я начинал, бабушка еще была жива, она отдавала мне свою пенсию, чтобы я покупал шерсть в Залесовском районе Алтайского края. Я закрывался в бане и катал через "не могу". Звонил слепому пимокату по 20 раз в день, Василию Степановичу Лабунцу, спрашивал, как лучше делать. Он все терпеливо рассказывал. Сто раз хотел бросить, но сам себе дал слово, что не брошу, пока не научусь», — рассказывает Лапин. На стенах в бане, где он делал свои первые валенки, сегодня остались надписи черным маркером: «Не ложись спать без планов на завтра», «Чего хочешь достичь?», «В 2067 году мне будет 90 лет».

 

Наваляй мне купола  (фоторепортаж)


Спустя 2 года Лапин купил двух овец, каждая стоила по 3 тыс. руб. Сначала Лапин держал животных у родственников, потом пытался найти участок для разведения поблизости, но не нашел, — так стадо перекочевало в Солтонский район Алтайского края. За 6 лет поголовье выросло до 500 животных. Сегодня овцы Лапина романовской породы полугрубошерстного типа каждую осень дают шерсть на валенки, весной — на пряжу. Недавно Иван Лапин получил грант от правительства НСО и планирует перевезти овец на новый участок под Искитимом.


Наваляй мне купола  (фоторепортаж)

 

На участке пимодельни несколько мастерских. Шерсть для валенок чешут и укладывают по форме. Затем заготовки отправляются в баню — там двое работников, Иван и Виктор, полощут и мнут будущую обувь. Пимокаты называют эту работу тяжелой: сильно устают и руки, и ноги. Всего на участке трудится 4 человека, включая самого Лапина. Чтобы производство было рентабельным, в день им необходимо сделать одну линейку размеров от 36-го и больше, то есть порядка 10 пар. Лапинские валенки делают без химикатов и кислоты — мастера считают, что такая обувь «несет больше пользы» и снимает отеки в ногах. После того как заготовку простирывают и проминают по несколько раз, обувь отправляется на сушку. 


Наваляй мне купола  (фоторепортаж)


Одна пара таких валенок стоит в среднем 3 тыс. руб., себестоимость пары Лапин оценивает в 1,5 тыс. Последние зимы были теплыми, замечает мастер, поэтому спрос на валенки с высоким голенищем упал. Так здесь решили делать укороченные «галоши» для дома себестоимостью в 820 руб. при розничной цене 1–1,5 тыс. руб. в зависимости от сложности рисунка. Расшивают и раскрашивают валенки сторонние мастера на дому, часто это инвалиды: «У нас каждая пятая пара тапок уезжает в Германию или Израиль. Много раз предлагали работать из Германии и Франции, но по строгому заказу — им надо белые внутри, черные снаружи, с цветами определенными, а у нас гжелью расшивает Нина Владимировна, инвалид, которая 4 года из дома не выходит. Она работает как сможет, может и три дня в месяц, а может три недели расшивать. Ну и как тут под договор подстроишься?» — разводит руками глава пимодельни. 


Наваляй мне купола  (фоторепортаж)


Реализовывать товар в Новосибирске было проще раньше, до запрета ремесленных ярмарок, с досадой говорит Иван Лапин. Сейчас, чтобы дело жило, приходится торговать валенками в алтайских Сростках, на родине Василия Шукшина, — там их скупают туристы. Во всей сети производства и сбыта Лапинских валенок трудится 39 человек. Любую стадию сложной цепочки производства Иван Лапин оценивает в 150 руб. — столько стоит и постричь овцу, и расчесать шерсть, и расшить валенки. Средств от продажи около 500 пар за сезон Лапину едва хватает, чтобы заплатить своим работникам. «Много здесь не заработаешь», — утверждает ремесленник. 


Наваляй мне купола  (фоторепортаж)


Своей сверхзадачей Лапин смело называет возрождение ручного пимокатания. По его словам, в Сибири осталось лишь 9 мастеров, подобных новосибирским, — этот вид ремесла умирает. Он называет этот процесс «национальным ремеслом» и утверждает, что бесплатно обучает каждого, кто проявляет к валянию интерес. Так, в мастерских Лапина отрабатывают практику и студенты Новосибирского государственного аграрного университета.


Наваляй мне купола  (фоторепортаж)


В бане, где мужчины проминают шерстяные заготовки, в углу стоят валенки для губернатора НСО Владимира Городецкого. Пока они еще влажные, но когда усядут, станут ровно 43-го размера. У Лапина заказывал валенки 49-го размера и олимпийский чемпион и депутат Госдумы РФ Александр Карелин. Самую большую пару в своей карьере мужчины мяли втроем, стоя на пологе, вспоминают они со смехом — у клиента был 50-й размер ноги.


Иван Лапин хоть и рад, что его валенки носят известные новосибирцы, своими главными клиентами считает тех, кого валенки спасают от поисков нестандартной обуви: «Для меня есть запоминающиеся люди. Мы как-то катали валенок ребенку, у которого был палец на пятке, ему никак не подобрать обувь было, но мы сделали такой, чтобы ребенок бегал. Девочке катал валенки сам, у нее в год инсульт случился. Ножки ледяные были, нет лекарств, чтобы сосуды заставить работать, а живая шерсть помогает», — делится мастер. Главное в этом деле, по его словам, — индивидуальный подход к каждому клиенту.

Наталья Гредина
Фото Александра Ощепкова

Читайте также