Ставка тронулась

ЦБ неожиданно приблизил ключевую ставку к докризисным значениям — бизнесмены и аналитики объяснили ее снижение и рассказали, когда экономика начнет расти

Ставка тронулась

С 27 марта Центральный банк снизил ключевую ставку на 0,25 п.п. — таким образом, ставка достигла самого низкого значения с конца 2014 года и составила 9,75 % годовых. При этом в Центробанке отметили тенденцию к ее дальнейшему постепенному снижению, и при благоприятных условиях в следующий раз значение ставки может упасть еще на 0,5 п.п. Впрочем, для поддержания инфляции в районе 4 % может потребоваться еще 2–3 года умеренно жесткой политики ЦБ РФ, отметила председатель регулятора Эльвира Набиуллина. Бизнесмены и аналитики объяснили НГС.БИЗНЕС, о чем говорит решение Банка России, чем оно поможет бизнесу и когда россияне станут жить лучше.

Тимур Нигматуллин, финансовый аналитик ГК «ФИНАМ»: «Решение Центробанка стало неожиданностью для участников рынка в целом. Консенсус-прогноз предполагал, что регулятор сохранит ставку неизменной на уровне 10 % годовых из-за нестабильности основных факторов, поддерживающих чрезмерное замедление инфляции: крепкого рубля и вялого потребительского спроса, влияние которых в любой момент может сойти на нет под влиянием внешних факторов. Тем не менее непосредственно наш прогноз отличался от консенсуса: на пятничном заседании мы ожидали снижения ставки в диапазоне 0,25–0,5 п.п.


Реакция активов российского рынка на смягчение политики Банка России предсказуема: вслед за снижением ставки рубль после периода волатильности ослабеет к другим валютам, а ставки по вкладам и кредитам немного упадут на сопоставимые с шагом снижения ставки уровни. 


А вот на курс российских облигаций и акций, особенно на бумаги банков и девелоперов, снижение ставки окажет положительное влияние».


Анна Тихонова, директор регионального центра «Сибирский» Райффайзенбанка: «Мы предполагали, что снижение ключевой ставки произойдет, но не ожидали такого раннего решения регулятора. Не исключаю, что ЦБ может снизить ключевую ставку и в апреле. В пользу этих прогнозов говорит текущий уровень инфляции Росстата (4,3 % год к году) и сохранение среди населения тенденции к сберегательной модели поведения. Вместе с тем мы полагаем, что снижения ключевой ставки останутся осторожными.


По мнению наших аналитиков, рост экономики наблюдается, но лишь в госсекторе, т.е. в отраслях, финансируемых за счет расходов бюджета и госкомпаний. В частном секторе ни роста инвестиций, ни роста потребления не наблюдается.


Это собственно и приводит к низкой инфляции в целом, которая в данном случае является индикатором отсутствия роста экономики.


В целом мы, конечно, зависим от ключевой ставки. Если она будет активно снижаться и далее, то мы, безусловно, будем следовать за ней. Это касается и кредитования, и депозитов».


Валентин Тиунов, директор девелоперской компании «Система»: «Я считаю, что 0,25 % снижения для экономики в текущем моменте не означает ничего, кроме свидетельства о том, что Центробанк не намерен либерализовать ключевую ставку в кратчайшие сроки. Это сигнал о том, что ставка может быть снижена, но в дальнейшем и крайне постепенными шагами.


Эта ставка сейчас запредельно высокая, в развитых экономиках таких значений практически нет нигде. И на самом деле это ведет к ретрейду: так у нас массово привлекается спекулятивный капитал, держится относительно высокий рубль, но, с другой стороны, это тормозит развитие экономики, особенно несырьевой, потому что,


несмотря на то что кредиты взять можно, сама стоимость денег в экономике остается запредельно высокой.


Инфляция, безусловно, сильно снизилась, даже несмотря на бурный рост [стоимости] ЖКХ и т.д., — не надо путать [это] с падением располагаемых доходов. В ЦБ заявляют, что у них главная цель — довести инфляцию до 4 % годовых, она сейчас примерно такая и есть. Хотя, по моим ощущениям, она гораздо выше.


Я думаю, что [приемлемая ставка] — 6–7 %. Эту ставку, при отсутствии каких-либо экономических и политических шоков, мы можем увидеть уже в I квартале 2018 года».


Александр Бойко, девелопер, владелец холдинга TS Group: «[Деньги для бизнеса] очень дорогие. По большому счету должно дойти до 6 %, 8 % [было бы] терпимо. Все, что больше, — мы столько не зарабатываем, сколько должны платить. Сегодня средняя ставка по рынку для среднего бизнеса — где-то 13,5 %. Для того чтобы отдать банку 13 %, рентабельность должна быть процентов 25. Я не знаю таких бизнесов, где можно 25 % зарабатывать.


(Л.П.: Есть ожидания, что ставка упадет до 6 %?) Нет, конечно. Это желательно, но когда мы к этому придем, одному богу известно. Нельзя же быстро снижать, это коллапс будет. Надо очень медленно, очень поступательно.


Поэтому пока это просто сигнал рынку: мол, ребят, давайте будем смотреть в эту сторону.


(Л.П.: Важно ли последовавшее за снижением ключевой ставки укрепление рубля?) Усиление рубля — это более доступные цены на импортные комплектующие, мне от этого польза. А для экономики, ориентированной на экспорт, это однозначно плохо. Это палка о двух концах. Пусть лучше идет как идет».


Максим Шеин, главный инвестиционный стратег БКС: «По идее, [снижение ключевой ставки] — это свидетельство того, что наконец-то Центральный банк начал делать то, что, в общем-то, надо было делать, потому что при такой официальной инфляции, которая сейчас есть (а ее уровень достаточно низкий), процентные ставки надо снижать.


(Л.П.: Это было ожидаемо?) И да, и нет. Да — потому что на рынке уже давно поговаривают, что ждут, когда Центробанк это сделает, но неожиданно именно сейчас. Все настроились на то, что особо смягчать монетарную политику российский Центральный Банк не собирается, и, насколько я понял по тональности заявлений и комментариев официальных представителей, 


такая умеренно жесткая политика сохранится в ближайшие пару лет. Видимо, радикального снижения ставок в районе 4–5 % в течение ближайших нескольких лет мы не дождемся.


Снижение ставки может стимулировать экономическую активность, это инструмент воздействия на экономический рост. Снижая ставку, вы повышаете число проектов, куда бизнес готов был бы инвестировать.


Я считаю, что ставки кредитования очень высокие — и для населения, и для бизнеса. Более того, на мой взгляд, они завышены. (Л.П.: Потенциал к их снижению в нынешней экономике существует?) Конечно. Хорошо, что начали хоть как-то снижать. Когда мне звонят из банка и говорят, вот, мы для вас одобрили классные условия, 25–28 %, я отвечаю: знаете что, я готов вашему банку отгрузить, черт с ним, по 20 %, если вы возьмете. "Нет, спасибо, нам не надо". Бизнесмены…».

Лиза Пичугина
Фото Михаила Воскресенского (РИА Новости)

Читайте также