Верни, я всё прощу

В Новосибирске банкротятся банки — юристы рассказали, как вернуть вклады и у кого это не получится

«Югра» пока не лишилась лицензии, однако своих денег вкладчики не увидят в ближайшие полгода
«Югра» пока не лишилась лицензии, однако своих денег вкладчики не увидят в ближайшие полгода

В этому году несколько банков с представительствами в Новосибирске подвели вкладчиков — им придётся годами ждать возвращения своих денег, и никто не дает гарантий, что деньги, не покрытые страховкой, вернут в полном объёме, констатируют эксперты. Юристы уверены, что, открывая счёт в ненадежном банке, больше всего рискуют юрлица — их средства, скорее всего, бесследно пропадут. При этом некоторые из них уверены — Центробанк взял курс на сокращение количества банков в стране, так что закрытия продолжатся. НГС.БИЗНЕС обсудил с юристами, что делать, если у банка отобрали лицензию, и есть ли у вкладчиков хоть какие-то шансы вернуть свои деньги. 

Совсем посыпались


Летом возмущённые новосибирцы осаждали офисы нескольких банков, дела которых вдруг пошли неважно. Двери банка «Югра» закрылись вечером 10 июля, расстроенные пенсионеры дежурили у отделения на Красном проспекте. «По осени два банка лопнули, у меня лежали в них деньги, а потом я сложила их и сюда на 3 месяца положила. Копейки на квартиру скребла… Я уже не знаю, кому верить. Они мне клялись, божились, что всё будет нормально», — рассказала клиентка «Югры» корреспонденту НГС.БИЗНЕС.


По данным сайта Banki.ru, в 2017 году Центробанк успел отозвать лицензии у 30 банков в России, ещё 10 ликвидировались — как правило, из-за слияния. Из лишившихся лицензии в Новосибирске работали в том числе красноярский банк «Енисей» (лицензию отозвали в феврале за «высокорискованную кредитную политику»), казанский «Татфондбанк» (в банке признавали «проблемы с ликвидностью из-за досрочного закрытия вкладов», оба новосибирских отделения закрылись в марте), московский банк «Образование» (лицензию отозвали в апреле «вследствие использования крайне рискованной бизнес-модели и низкого качества значительной части активов») и московский «Межтопэнергобанк» (в июле ЦБ решил, что банк «размещал денежные средства в низкокачественные активы, в том числе в строительной и инвестиционной сферах, и неадекватно оценивал принимаемые кредитные риски»). 


Банк «Югра», офисы которого закрылись 10 июля, пока не лишился лицензии — 


ЦБ обязал Агентство по страхованию вкладов на полгода ввести в банке временную администрацию, а также ввёл на три месяца мораторий на удовлетворение требований кредиторов.


У «Межтопэнергобанка» отозвали лицензию 20 июля
У «Межтопэнергобанка» отозвали лицензию 20 июля


Но если официально у «Югры» ещё есть надежда на выздоровление, то другие падения банков в 2017 году определённо ударят по карману вкладчиков. У дверей рухнувшего 20 июля «Межтопэнергобанка» собеседника НГС.БИЗНЕС встретили лишь охранники, которые заявили, что все деньги финучреждения перевели в офшоры. «Офисы оказались закрыты, на входе нас встретили охранники, которые сказали: "Всё, деньги не увидите". По их словам, банк скоро закроется», — говорил 30 июня корреспонденту НГС новосибирец, который вложил в этот банк 2 млн руб.


Вернут только 10 %


У вкладчика только один способ вернуть свои деньги, говорят эксперты, — обратиться в Агентство по страхованию вкладов и дождаться, когда АСВ назначит уполномоченный банк, который будет выплачивать кредиторам страховой долг. Страховая сумма сегодня составляет 1 млн 400 тыс. руб., если вклад клиента банка был меньше, страховка полностью покроет его и все деньги вернутся физлицу. 


На практике вкладчики получают эти деньги спустя 2 месяца после отзыва лицензии, говорит директор юридического агентства «Люди Дела — Новосибирск» Алексей Аржанников.


Если клиент хранил в банке больше 1,4 млн, то АСВ вернет лишь страховую сумму, а оставшиеся деньги вкладчик получит после того, как включится в реестр требований кредиторов. Следующие 1,5–2 года имущество и активы банка-банкрота будут оценивать, а затем всю накопленную денежную массу банка конкурсные управляющие поделят между участниками реестра, рассказывают юристы. В первую очередь деньги получают работники банка, затем физлица, включая индивидуальных предпринимателей, — и в последнюю очередь, если от активов банка ещё что-то осталось, он рассчитывается с юрлицами. «На практике получается, что те [физлица], кто включился в реестр, получают только 10 % от той суммы, которая значится у них в реестре», — говорит Аржанников.


С юрлицами, у которых есть расчётный счёт в проблемном банке, «всё совсем печально», замечает управляющий партнер юридической фирмы «Ветров и партнеры» Виталий Ветров. «Предпринимательская деятельность считается рискованной, поэтому её не страхуют», — говорит юрист. Во время банкротства банка все расчётные счета компаний замораживаются, уточняет Аржанников, — в том числе и для налогов. «Платёж зависает, в банке говорят: "Мы не можем", а руководству надо платить налоги, и единственный выход — открывать расчётный счёт в другом банке, заносить туда откуда-то деньги и оттуда платить налоги», — говорит собеседник.


Теоретически банку могут вернуть лицензию, и тогда деньги можно будет получить там же, но такой сценарий встречается редко. «Падающие банки, как правило, не поднимаются, — говорит директор «Агентства страховых споров» Максим Седов. — Всё зависит от того, в каком состоянии банк подошёл к банкротству, если это состояние руин — [вкладчикам] ничего не вернётся или это могут быть очень маленькие суммы, а юрлицам, которые в более поздней очереди, совсем ничего не достанется».  


Как избежать провала


Если вкладчик не уверен в своем банке, он может следить за его финансовыми показателями на специализированных сайтах, к примеру, на сайте ЦБ, говорит Аржанников. «Если человек хочет разобраться, то он может увидеть, что есть высокие риски, что лицензию отзовут. Отзыв лицензии — это стандартная процедура, к примеру, ЦБ видит, что банк выдаёт кредиты компаниям, которые не обеспечены ликвидным имуществом, и выдаёт предписание — устранить несоответствие. Таких требований очень много, вплоть до несданной отчетности», — говорит юрист.


Но вывод больших сумм накануне краха банка может выглядеть подозрительно, уточняет Аржанников, и конкурсный управляющий вправе оспорить эту сделку и обязать вкладчика вернуть средства в банк. Часто оспариваются закрытия вкладов, случившиеся за несколько месяцев до отзыва лицензии, в первую очередь управляющие присматриваются к большим вкладам в десятки миллионов, уточняет он.  


Стопроцентного рецепта, как понять, что банк ненадежен, не существует, уверен Ветров. 


«Но это не должно вести к пассивности и разгильдяйству вкладчиков, нужен здравый смысл — если государство тебя страхует на 1,4 млн, это не должно приводить к полной безбашенности», — говорит он. Прежде чем открывать вклад в небольшом банке, Ветров рекомендует обратить внимание на то, что известно о банке, насколько полна информция, какую банк ведёт политику, какие у бизнеса собственники, перетекают ли у них средства из одного бизнеса в другой. В конечном счёте вкладчик должен понять, готов ли он следить за всем этим и разбираться в отчётности проверок.


Седов и вовсе уверен, что большие вклады в банке хранить не стоит. По его словам, если сумма не превышает 1,4 млн, можно вложиться во что угодно — «хоть в консервную банку»: страховка покроет все риски. Для сбережений явно подойдут большие банки вроде Сбербанка, Альфа-Банка и ВТБ, отмечает он: «С ними в обозримом будущем не случится ничего. Как бы плохо с ними ни было, это национальная корпорация и государство вложит ресурсы в его спасение», — говорит юрист. 


Однако заработать на таком вкладе едва ли удастся — самые надёжные банки дают самые низкие проценты,


а значит, единственное, что может сделать вкладчик, — следить за тем, чтобы процент по вкладу хотя бы был равен инфляции.


Если есть задача заработать на вкладе, стоит диверсифицировать портфель между высокорисковыми и низкорисковыми инструментами, уверен эксперт. После крупных банков стоит присмотреться к облигациям, акциям, паевым фондам, инвестиционным компаниям, уверен он (очередность указана в порядке возрастания рисков). Аржанников подтвержает — у банков из топ-5 минимальный риск отзыва лицензий, но для юрлиц там очень сложные условия для открытия расчётного счёта. «Так что нужно разбить всё по 1,4 млн и нести в любые банки —  или нести в банки из топа. А предпринимателям следует иметь несколько расчётных счетов», — советует юрист. 


По его словам, в юридической среде есть расхожее мнение о том, что Центробанк закрывает мелкие местные банки и планирует сделать так, «чтобы через несколько лет осталось не больше 5–10 банков». «Если углубиться, лицензии часто отзывают за несущественные нарушения. Также нужно понимать, что во многих банках топ-менеджмент мошенничает, выдает кредиты своим друзьям, выводит деньги, поэтому сейчас ЦБ ведёт очень жёсткую политику», — заключил Аржанников. 


По данным ЦБ, сегодня в России зарегистрированы 938 банков, у более чем 300 из них отозвана или аннулирована лицензия.

Наталья Гредина
Фото Александра Ощепкова (1, 2), Юлии Шипициной (3)

Читайте также