Подземная сокровищница Шерали (фоторепортаж)

Новосибирец открыл компанию для сапожников — он торгует так давно, что клиенты зовут его на свадьбы

В магазине «Всё для обуви» хранятся 4 тысячи видов каблуков
В магазине «Всё для обуви» хранятся 4 тысячи видов каблуков

За неприметной вывеской «Всё для обуви» на улице Мичурина скрывается небольшая мастерская и внушительный склад с тысячами видов каблуков, набоек, ключей и подошв. Здесь уже многие годы вместе со своей командой трудится Хаджа Шерали — он занимается поставками материалов для новосибирских мастеров: привозит в Новосибирск разную кожу, шнурки, полуфабрикаты ремней и другие мелочи, которые можно встретить в любом ларьке по ремонту обуви. С истории Шерали, который стал лучшим другом всех новосибирских обувщиков, НГС.БИЗНЕC начинает новую рубрику «Маленький, но гордый бизнес». Раз в две недели по пятницам мы будем рассказывать вам о небольших, но важных новосибирских бизнес-историях. 

Утром в четверг Шерали Рахмонов не может отойти от кассы ни на минуту — к нему потоком идут новосибирские «ключники» и сапожники. Кто-то покупает густую бежевую жидкость в бутылке, кто-то берёт пачку ключей-заготовок, одни покупают пряжки, другие — рулоны тонкой светлой кожи. Поток клиентов, которых хозяин скорее считает своими друзьями (некоторые из них приглашают его на свадьбы своих детей), ослабевает к полудню — в это время они разбегаются по собственным магазинчикам и мастерским, уже готовые чинить ботинки и точить ключи новосибирцам.


За неприметным входом на улице Мичурина скрывается лабиринт из тысяч коробок с крючками, пряжками, набойками и другими мелочами
За неприметным входом на улице Мичурина скрывается лабиринт из тысяч коробок с крючками, пряжками, набойками и другими мелочами


Рахмонов предпочитает, чтобы его называли Хаджа Шерали — именно так он и подписывается на визитках. Красивая приставка к имени означает, что он совершил хадж — то есть был паломником в священном городе мусульман Мекке. Шерали приехал в Новосибирск из Таджикистана сразу после окончания школы. Он поступил в НЭТИ, окончил факультет автоматики и вычислительной техники и после несколько лет работал по специальности. После перестройки начал заниматься бизнесом. «Я занимался продуктовыми делами в 90-е. Когда начала рушиться система снабжения, мои друзья, которые занимались сапожными делами, сказали: "У тебя хватка есть, может, ты займешься поставками материалов для нас?". Потому что не было возможности всё купить», — рассказывает Шерали. 


Материалов так много, что они стоят даже у входа. Однако хозяин планирует навести здесь порядок и сделать информационные доски для обмена информацией ремесленников
Материалов так много, что они стоят даже у входа. Однако хозяин планирует навести здесь порядок и сделать информационные доски для обмена информацией ремесленников


Сперва он возил резину для набоек на собственном «Москвиче» и с него же торговал. Первые клиенты Рахмонова до сих пор с ним — мастера Владимир и Наталья из Бердска, которые тоже в это утро приехали к приятелю за пряжками и другими мелочами, называют его «пробивным мужиком». «Конкурировать с ним сложно», — говорит Владимир. После торговли с «Москвича» он открыл небольшой магазинчик «Всё для обуви» на левом берегу, недалеко от Башни. Сегодня сеть разрослась до трех филиалов — на проспекте Маркса, улице Мичурина (считается главным магазином) и на улице Волгоградской в Кемерово. По подсчётам Шерали, в его магазинчике закупаются сегодня около 500 мастеров Новосибирска.


Одна из комнат в хранилище магазина. Всего здесь хранятся 4 тысячи видов каблуков, 6 тысяч видов ключей, 250 видов подошв и многое другое
Одна из комнат в хранилище магазина. Всего здесь хранятся 4 тысячи видов каблуков, 6 тысяч видов ключей, 250 видов подошв и многое другое


Сам Шерали подтверждает: в Новосибирске сегодня нет аналогов сервиса для тех, кто занимается обувью и ключами, — все материалы, которые он продаёт в одном подвале, у конкурентов оказались бы в 8–10 магазинах, покупать у него просто удобнее. При этом он стремится помогать не только бизнесменам, но и любителям рукоделия, «заполнять пустое время» тех, кто ушёл на пенсию, находится в декрете или имеет инвалидность, — к каждому запросу от клиента он прислушивается и тут же привозит то, чего в коллекции раньше не было, рассказывают покупатели.


Шерали много говорит об атмосфере магазина («Хотел, чтобы было как в кружке "Юный техник"»), показывает каждую мелочь, но сам стесняется камер, предпочитая оставаться на втором плане.


Шерали не стал фотографироваться и сказал, что всё внимание должно быть направлено на его сотрудников. В этой небольшой мастерской ремонтируют обувь
Шерали не стал фотографироваться и сказал, что всё внимание должно быть направлено на его сотрудников. В этой небольшой мастерской ремонтируют обувь


Полтора года назад он увлекся кожгалантерейной темой — и сегодня она чуть ли не вытеснила основную, обувную. По его подсчётам, себестоимость ремня, собранного в этой лавке, составляет около 900 рублей, продать его можно и за 3 тысячи — мастерам очень интересен этот бизнес. Большую часть магазина теперь заполняют рулоны с тонкой европейской кожей. В сентябре он ждёт первые поставки ручек для сумок и фурнитуры для чемоданов. «Раньше мы назывались "Всё для обуви", а теперь я думаю, что нам надо было бы назваться, подобно популярному интернет-магазину, "Подземный город мастеров"», — мечтательно говорит он. 


Здесь делают ключи на итальянских станках
Здесь делают ключи на итальянских станках


Алексей — один из его клиентов, который занимается тиснением, пришёл в это утро купить рулон кожи растительного дубления. Он утверждает, что такого материала в Новосибирске больше нет нигде. «Раньше мы везли её из Аргентины, Финляндии, Германии, Италии, Испании, у нас её не делали. Сейчас в России её выпускает рыбинский завод, но они не работают с частными лицами, им неинтересно. Шерали нам позволяет выбирать кожу, не держать её в запасах по 10 шкур — тут можно купить, например, полшкуры. Она всегда есть, всегда в наличии, не надо голову греть», — говорит Алексей. Цена, по его словам, у Шерали явно выше заводской, но всё равно покупать у него выгоднее, чем заказывать большую партию с завода впрок. 


Склад просто утопает в различных видах кожи
Склад просто утопает в различных видах кожи


«Конечно, выгоднее продавать пиво и водку. Конечно, здесь рентабельность очень маленькая. Эту работу надо любить. Если ты её не полюбишь, тебя такие проценты заработка с такой трудоёмкостью не устроят. Я Всевышнему благодарен, что я воспитал своих детей, они обучались, получали прекрасное образование. Если бы мне было 25–30 лет, я бы, может, думал иначе. Но сейчас, когда у меня практически есть всё, деньги для меня не имеют первоначального значения», — говорит Шерали.


С некоторыми своими клиентами он сотрудничает более 20 лет. Это Наталья из Бердска, которая занимается обувью. Она сетует, что сегодня девушки перестали носить обувь на каблуках, а значит, и набойки идут неважно 
С некоторыми своими клиентами он сотрудничает более 20 лет. Это Наталья из Бердска, которая занимается обувью. Она сетует, что сегодня девушки перестали носить обувь на каблуках, а значит, и набойки идут неважно 


Рахмонов стремится покупать все свои материалы в России, но получается это далеко не всегда. Он признаётся, что самое сложное — найти поставщиков. За границей он заказывает ключи, станки для их изготовления, всю химию, фурнитуру и 70 % всех материалов, — всего этого в России не делают.


Свой набор форм для ключей Шерали тоже называет уникальным
Свой набор форм для ключей Шерали тоже называет уникальным


Напрямую из-за границы Шерали тяжело возить материалы, поэтому обычно они закупают всё у официальных представителей в РФ. «Качественный материал, к сожалению, весь дорогой. Но у наших заводов-производителей погрешность наката [на кожу] — 2 мм, а у импортных производителей сама толщина [кожи] — 1 мм», — смеётся Шерали, объясняя это тем, что в России все заводы были ориентированы на оборонную промышленность, а о красоте материала для туфелек никто не думал. 


Скоро на этом месте появятся ещё стенды с чемоданной фурнитурой
Скоро на этом месте появятся ещё стенды с чемоданной фурнитурой


Чаще всего в магазине сейчас берут косметику для обуви, шнурки, полуфабрикаты ремней, пряжки, винты, говорит хозяин. Однако выбор здесь намного шире. На складе Рахмонова хранятся 4 тысячи наименований каблуков, 250 видов подошв, 200 видов кожи и 6 тысяч наименований ключей. «От мопеда до самолёта», — шутит он. Здесь же команда магазина ремонтирует обувь и сама делает ключи.


Только в самом магазине каблуки занимают огромный стенд
Только в самом магазине каблуки занимают огромный стенд


Рахмонов считает, что его главная миссия — радовать людей, а самое большое удовольствие от работы он получает, когда в магазин возвращаются увлёкшиеся новички и показывают ему какие-то свои первые работы. «Я человек верующий, в своё время я посетил святые места в Саудовской Аравии, но уважаю все религии. Есть высказывание в Библии — работу, направленную на добро, ждёт успех, а значит, и доход. Дело, которое ты открываешь ради денег, не каждый раз может быть успешным. Я в первую очередь хотел, чтобы людям было хорошо, чтобы было больше творческих людей и добрых людей», — заключает он.

Наталья Гредина
Фото Александра Ощепкова

Читайте также